?

Log in

No account? Create an account

Информация для всех

Сообщество экспертов в области информационного общества и обществ знаний

Previous Entry Поделиться Next Entry
Медиаобразование – кому это нужно?
ifap
ifapru wrote in ifap_ru
В исследовании президента Ассоциации кинообразования и медиапедагогики России, проректора по научной работе Таганрогского государственного педагогического института А.В.Федорова и заведующей кафедрой рекламы Таганрогского института управления и экономики А.А.Новиковой «Российские интернет-пользователи о медиаобразовании: спектр мнений» в разделе, где рассматриваются мнения пользователей, скептически относящихся к массовому внедрению медиаобразования в учебных заведениях есть слова блоггера sfrandzi «…столь необходимый курс (медиаобразование – прим. автора) введен в качестве факультативного в нескольких столичных гимназиях».

Свою мысль блоггер продолжает словами «т.е. на самом деле это не просвещение народа. Это новый шаг к разделению массы на элиту, которой дано знать, что к чему и почем, и быдло, неукоснительно подлежащее зомбированию. Ладно, что хоть кто-то будет просвещен на сию тему».

А.В.Федоров и А.А.Новикова в завершении исследования делают заключение о том, что с одной стороны, негативное отношение интернет-пользователей к медиаобразованию вызвано незнанием и/или непониманием его задач и функций в современном обществе. С другой стороны, возникает боязнь искажения и/или извращения гуманистических задач медиаобразования.

1. Первая причина. Негативное отношение от незнания и непонимания.

1.1. Если говорить о развитии медиаобразования в России в контексте позиции sfrandzi, то это вероятно и первое и второе. Хотя чего проще заглянуть в работу «Зарождение и начало развития медиаобразования в России» находящуюся в свободном доступе на портале «Информационная грамотность и медиаобразование». Кстати, еще до 1917 года ревнителям медиаобразвоания противостояли те, кто слабо представлял перспективы учебного кинематографа, либо опасался его «тлетворного влияния» на школьников. Стоит подумать и о том, что ситуация мало чем отличается от современной.

1.2. В советский период развитие медиаобразования устойчиво ассоциируется с именем Ю.Н.Усова, ушедшего из жизни в 2000 году. О его месте в развитии отечественного медиаобразования достаточно полно написано в материале «Медиаобразование в России: от тоталитарной эпохи к «оттепели» также размещенном в свободном доступе на www.mediagram.ru

По мнению Ю.Н.Усова человек XXI века должен не только уметь ориентироваться в информационном потоке, иметь практические навыки работы с медиа, но и обладать развитым художественным восприятием, творческим мышлением, аудиовизуальной грамотностью. Неразвитое восприятие аудиовизуальной информации, – по мнению Ю.Н.Усова, – непосредственно сказывается на низком уровне их предпочтений, ценностных ориентаций, мировоззренческих позиций. В этих условиях экранные искусства из блага превращаются во зло. Посыл советского специалиста остается актуальным и по сей день.

1.3. Начиная с 60-х годов XX века ЮНЕСКО активно поддерживает и продвигает во всем мире концепцию медиаобразования. Медиаобразование в современном мире рассматривается как процесс развития личности с помощью и на материале средств массовой коммуникации (медиа) с целью формирования культуры общения с медиа, творческих, коммуникативных способностей, критического мышления, умений полноценного восприятия, интерпретации, анализа и оценки медиатекстов, обучения различным формам самовыражения при помощи медиатехники. Обретенная в результате этого процесса медиаграмотность помогает человеку активно использовать при самореализации возможности информационного поля – телевидения, радио, видео, кинематографа, прессы, Интернета.

Необходимо особо отметить, что СССР, активно формировавший стратегию ЮНЕСКО, отказался от проведения политики медиаобразования у себя в стране. И этому есть только одна объяснимая причина, над которой откровенно смеялись некоторые блоггеры, принявшие участие в обсуждении инициативы по развитию медиаобразования, всего лишь поддержанной, но не инициированной Мосгордумой. А называется она «анализировать и критически осмысливать медиатексты». Кто мог предложить, или даже представить себе, что решения партии и правительства, изложенные в официальных средствах массовой коммуникации, могут быть, хоть кем то, проанализированы и критически осмысленны?

Отсюда и причина того, что, в отличии от лидеров медиаобразования – Австралии, Германии, Канады, Франции и Японии, Россия начала серьезно заниматься вопросами медиаобразования только с распадом СССР. Но начала же!

Да и начала она это делать, отвечая на ложный посыл блоггера sfrandzi, не только и не столько в Москве. Впервые системно вопросами медиаобразования, как медиапедагогики, начали заниматься в городе Таганроге – на родине А.П.Чехова и Ф.Г.Раневcкой. Сегодня это движение продолжают и развивают медиапедагоги в Екатеринбурге и Челябинске, Приморском крае, поддерживают движение в Ханты-Мансийске и Томске и многих других городах – очень далеких от Москвы, да и инициируют развитие направления совсем не богатые гимназии и элиты, а очень даже продвинутые в сфере образования, культуры и коммуникации и далекие от политики и власти специалисты.

В части медиажурналистики действительно можно с уверенностью говорить, что журфак МГУ и лично его нынешний декан Е.Л.Вартанова были и остаются приверженцами и проводниками данной концепции. Но кроме них есть еще школы журналистского медиаобразования в Белгороде, Санкт-Петербурге, тех же Екатеринбурге и Челябинске, да и в Москве они представлены не только журфаком МГУ.

2. Вторая причина. Боязнь искажения и/или извращения гуманистических задач медиаобразования.

Странно, что основными «явными» противниками медиаобразования, открыто указавшими на свои профессию, оказались социологи и правозащитники.

Медиаобразование и медиажурналистика – несомненно, должны влиять на свободу выражения.

В части правозащитников понятно. Всякое околоидеологическое движение в связи со свободой выражения в контексте прав человека – это их территория, заходить на которую табуировано всем и на всем времена. Но усмотреть во внедрении медиаобразования в образовательный процесс руку Лубянки – какое же искривленное сознание нужно иметь?!

Вероятно подходы наших прописных правозащитников, функционирующих только в режиме антитезы любой из существующих в стране политических систем – до 91-го года, в «эры» Ельцина, Путина или Медведева, стоятся на странном посыле. «Если нас (наших интересов) в этой системе координат нет – то этого не должно быть»!

А кто им запрещает быть в этой обойме и использовать средства медиаобразования в обучении правам человека в общей школе, как это делают преподаватели физики, химии, литературы, иностранных языков. Ведь понимает и принимает их «нужность» руководитель Московской школы прав человека А.Я. Азаров, говоря на своих ежегодных мероприятиях об использовании медийного контента и Интернета в преподавании основ прав человека в свете концепта «образование для всех на протяжении всей жизни».

И видение в решении этих вопросов уже есть. Именно медиаобразование и социальная реклама выбраны в качестве основных инструментов этико-правового воспитания и образования в учебных заведениях города Копейска Челябинской области. И вопросам преподавания прав человека и толерантности здесь уделяется особое внимание.

В части социологов мысль приходит на ум только одна – они, а даже не журналисты и педагоги, которых эта тематика напрямую касается, являются самыми активными исследователями отечественного Интернета вообще и социально значимой тематики в частности.

И именно по причине количества самой активной «фильтрующей Сеть» группы они и выдали максимальное количество реакций на тему.

Правда, трудно объяснить – почему негативной?!

А может быть стоит еще раз проанализировать работы Ю.Н.Усова. Его основополагающая работа была опубликована впервые в Эстонии в 1980 году. В ней он обобщил свои исследования в области кинообразования, проведенные в течение 70-х годов в СССР и вскрыл «одно из главных противоречий, стоящих на пути кинообразования: преподавая искусство, восприятие которого опирается на образно-пространственный, невербальный тип мышления» часто совершенствуется «принципиально противоположный художественному восприятию тип мышления – абстрактно-логический, вербальный. Отсюда рационализм, логизирование, подмена эстетического анализа социологическим».

Может быть, в этом кроется столь явное неприятие социологов к теме медиаобразования?

Может быть, стоит попросить одного из самых активных исследователей социологии Интернета, социолога из СПбГУ, одного из руководителей Партнерства по развитию информационного общества на Северо-Западе России А.В.Чугунова подумать над этим странным феноменом!?

И может быть всё-таки вопросами медиаобразования, медиапедагогики и медиажурналистики, в первую очередь на местах – на муниципальном уровне – всё же начнут заниматься профессионалы своего дела!

В связи с этим своевременно выступил на встрече с журналистами «Известий» 15 июня с.г. министр связи и массовых коммуникаций И. Щеголев, заявивший о важности введения специальной дисциплины – медиаобразования, суть которой, по его мнению, – научиться вычислять для себя полезную и защищаться от бесполезной и вредной информации.

Его слова «Вы ребенка, когда отпускаете на улицу, постепенно приучаете, что есть правила дорожного движения... а когда ребенок погружается в Интернет, родители просто сами во многом этими технологиями не владеют и уберечь ребенка не могут» вполне являются ответом на вопрос кому нужно медиаобразование – родителям, детям, учителям, журналистам, всем нам и наших близким.

Другой вопрос о соотношении влияния на процесс развития медиаобразования всех трех основных институций – государства, бизнеса и институтов гражданского общества. Да и участие в этом процессе и традиционных конфессий, и правозащитников, и силовиков, и политических партий не возбраняется, а только приветствуется.

Лишь бы не забывали все участники процесса медиаобразования применимый в этом деле главный принцип медицины – не навреди!

Алексей Демидов